Судьба человека в романе Ф. А Арамова Батья и сестры: сочинение

Студенты, молодые ученые и учащиеся аспирантуры будут очень признательны за эту базу знаний.

Тема деревни в произведениях Ф. А. Абрамова (“Две зимы и три лета”, “Братья и сестры”, “Пути-перепутья”)

К середине 60-х годов XX века в русской литературе прочно утвердился “принцип фронтального изучения действительности”, который позволил писателям широко осмыслить социальную жизнь, настоящее и прошлое деревни, закономерности и случайности в ее развитии, характер и содержание ее противоречий. Однако невозможно говорить о социальных и общественных преобразованиях только как о массовом явлении. Без раскрытия изменений, происходящих в душе человека, невозможно раскрыть тему изменившейся деревни. В литературе все большее внимание уделяется внутренним процессам развития человека, которые часто обозначают драматическое начало сюжета. Именно драматические будни и определяют содержание знаменитых повестей и рассказов Ф. Абрамова – “Братья и сестры”, “Две зимы и три лета”, “Пути-перепутья” и многих других. Социальные процессы как бы растворяются в человеческих отношениях, герои писателя оцениваются по их взаимоотношениям с природой и людьми, по главной цели их жизни.

В основе знаменитой Пряслинской трилогии, состоящей из трех вышеупомянутых романов, лежат не подвиги и стройки, не великие исторические свершения, а обычная трудовая жизнь жителей деревни Пекашино, сельский быт, нужды и заботы крестьянства. Обычная деревня, как и сотни других российских городов и сел, стала воплощением мужества и терпения народа. В данном примере автор изобразил процессы, характерные на определенном этапе жизни для всей страны. Он показал огромные человеческие трудности, тяжелый труд, героизм повседневной жизни, которые выпали на долю людей во время войны и в послевоенный период. Тридцать лет с 1942 по 1970 год стали настоящим испытанием стойкости, моральной силы и чувства ответственности людей за себя, за колхоз и за будущее своей страны. Перед нами проходит жизнь нескольких семей из деревни: Пряслины, Ставровы, Нецовы, Житовы и некоторые другие.

История жизни трех поколений крестьян, смена их жизненных идеалов, появление совершенно новых социально-психологических типов, которые при всей своей новизне сохраняли нравственные устои крестьянской жизни, во многом определили характер всего повествования, в котором заметен исследовательский подход автора. Глубина всей трилогии определяется серьезными размышлениями писателя о крестьянской жизни, полной жестких ограничений, тяжелого труда, трудных, порой невыносимых лишений. Абрамов ведет своих героев шаг за шагом, через трудности, ошибки и недостатки, к нравственной и гражданской зрелости. Раскрывая источник психологического конфликта между надеждами крестьян на благополучие и суровой реальностью, автор демонстрирует глубину, силу и стойкость жителей деревни.

Противоречия деревенской жизни занимают весь сюжет трилогии, от первых страниц до развязки. Здесь конфликт между лидерами и массами, между президентом и колхозниками. Писатель показывает противоположные жизненные позиции Минина и Клевакина, Лукашина и Худякова, Михаила Пряслина и Егорши Ставрова. Писатель проводит глубокий психологический анализ, раскрывая характер людей через их отношение к работе, к окружающим, к семье, к любви, к славе, к долгу. А герои, прошедшие это испытание, как Михаил, идут по жизни по прямой. А “оппортунисты” находятся на перепутье.

Работы Абрамова раскрывают величие ежедневного подвига людей в рутине труда, в вихре сельской жизни. Созревает следующий урожай, и люди постепенно проявляют себя тем или иным образом. Откуда берутся сила и мужество этих женщин, которым приходится брать на себя всю работу мужчин на “трудовом фронте”? “Сколько человек из Пекашина забрали на войну? – говорит Новожилов. – Около шестидесяти человек. Засеяны ли поля? Сенокос закончен? Вы знаете, каково это, не так ли? Как будто женщины снова рожают шестьдесят мужчин. “

Ярким представителем этих героических деревенских женщин является Анфиса Петровна, гордая женщина, которая не кривит душой, не уклоняется от правды и сознательно берет на себя ответственность за свою деревню. Она воспринимает нужды своих односельчан как свои собственные, она всегда готова помочь другим, она остается верна себе и своим принципам, даже когда многие не соглашались с ней, когда осуждали ее и не хотели понять.

Читайте также:
Сказка Островского Снегурочка: сочинение

Бывает, что характеры героев возникают не так гладко и однозначно. Так, Михаил Пряслин, который может быть жестоким по отношению к Анфисе, так щедро поддерживавшей их семью во время голода, может обидеть Тимофея Лобанова, не верящего в его болезнь. Однако со временем чувство ответственности за деревню, народ и всю нацию берет верх, раскрывая перед нами их благородную натуру.

Автор также проводит своих героев через испытание любовью. Михаил влюбляется в женщину намного старше себя, что вызывает осуждение со стороны деревни и враждебность со стороны семьи. Однако это его не беспокоит, потому что истинные чувства не зависят от мнения общества. Герой основывает свои суждения о людях только на собственных моральных принципах. Поэтому его дружба с Егоршей превращается во вражду, как только Михаил узнает о двуличности, хитрости и безжалостности Ставрова, который всеми способами пытается избежать трудностей, избегает ответственности и жизненных проблем, находит способы устроить себе легкую жизнь.

Атмосфера романа накаляется по мере его развития. Конфликты людей углубляются, конфликты усиливаются, социальные, экономические и моральные противоречия жизни становятся все сильнее, противостояние между героями становится все напряженнее. Кажется, что все в окружающем мире указывает на глобальные перемены. Несмотря на то, как тяжело работают крестьяне, им “не видать ни кусочка еды”. Автор не упрощает сложности жизни в деревне в те годы, не избегает противоречий, возникающих между государством и колхозами. Ветераны, вернувшиеся с войны, особенно страдают от жестокости правительства. Именно в их сердцах зреет сильный протест. Поэтому Лукашин смело обращается к секретарю райкома Подрезову.

Подрезов – сильная личность, твердый характер, умный и активный руководитель. Но его лидерство основано на выговорах и ругани, на приказах и администрировании. Лукашин же, обогащенный опытом войны, чувствует острую необходимость перемен. Он требует больше демократии, больше автономии для коллективной эксплуатации, больше уважения к личности. Он – типичный представитель нового времени, в образе которого яснее ясного видны перемены в обществе и в душах людей. Но Лукашин еще не готов к действиям. Но те, кто готов, уже появились в обществе, даже среди людей. Мы убеждаемся в этом, когда встречаемся с Зарудным, директором деревообрабатывающего завода. Он не только хороший, технически подготовленный и умный специалист. Это творческий, трезво мыслящий человек, который смело предлагает новые идеи и готов их отстаивать. Такие люди, как Зарудный, дают понять, что в обществе неизбежно начинается переоценка ценностей, проверка старого против нового. Что победит, автор не говорит однозначно. Но мы видим реальную возможность победы гражданских начал в человеке, прогрессивных социальных тенденций в жизни.

Трилогия Абрамова – значительное и удивительное явление не только в области “деревенской прозы”, но и в русской литературе в целом. С первых же страниц неброская красота северной природы, ее величие и необъятность, уникальность сельского пейзажа завораживают и приковывают внимание. А еще они помогают нам лучше понять другую красоту: красоту человеческой души, высокую духовность жителей деревни, скрытую за внешней сдержанностью, аскетизмом и бесстыдством. Здесь “душа каждого светится”. И невозможно выразить словами эту душу, полностью исследовать и понять ее. Невозможно переоценить роль и значение этой великой, истинно национальной русской души в происходящих исторических событиях, в тех переменах, которым подвергся не только народ, но и вся страна. Поэтому можно смело сказать, что по широте поднятых проблем, глубине и тщательности изучения народной жизни, богатству созданных психологических типов, широте и красоте изображения труда и жизни крестьян трилогия Абрамова “Пряслины” не имеет аналогов в современной литературе. Писатель не остановился на этом. Вся его дальнейшая работа была посвящена более детальному и страстному изучению жизни народа и самого человека, исследованию возможностей и направлений роста и развития личности в новых условиях, формированию новых характеров, появлению новых человеческих типов, возникновению новых социальных отношений.

Судьба человека в романе Ф. А Абрамова “Братья и сестры”

Романы “Братья и сестры” и “Две зимы и три года” вместе с повестями “Дороги и разлуки” и “Дом” образуют тетралогию “Братья и сестры” или, как назвал ее автор, “роман в четырех книгах” Федора Абрамова. Книги, объединенные общими героями и местом действия (северная деревня Пекашино), рассказывают о тридцатилетней истории крестьян на севере России, начиная с войны 1942 года. За это время одно поколение состарилось, другое повзрослело, а третье достигло совершеннолетия.

Читайте также:
Сочинение на тему предательство: сочинение

И сам автор набирался мудрости с помощью своих

На написание тетралогии (1950-1978) ушло более двадцати пяти лет, а на написание тетралогии (1950-1978) – более пяти лет. Тетралогия создавалась с 1950 по 1978 год, то есть в течение более двадцати пяти лет. Более двадцати пяти лет автор провел с любимыми героями, ища вместе с ними ответы на кропотливые вопросы: что такое Россия?

Что мы за люди? Почему мы буквально в нечеловеческих условиях сумели выжить и победить врага и почему в мирное время не смогли накормить людей, создать подлинно человеческие, гуманные отношения, основанные на братстве, взаимопомощи, справедливости?
О замысле первого романа “Братья и сестры” Федор

На встречах с читателями, в интервью, в предисловиях Абрамов неоднократно рассказывал эту историю. Чудом выжив после тяжелого ранения под Ленинградом, после закрытого госпиталя, во время отпуска по ранению летом 1942 года, он вернулся в родное Пинежье. Абрамов помнил то лето, тот подвиг, ту “битву за хлеб, за жизнь”, которую вели полуголодные женщины, старики, подростки. Было не шумно, не рвались снаряды. Были бомбы, были тяжелейшие нужды и огромный труд.

Тяжелый труд мужчин на полях и лугах”. “Я просто не мог не написать “Братья и сестры” ….. Образы яркой, реальной действительности стояли перед моими глазами, давя на память, требуя слова о себе. Великое достижение русской женщины, открывшей Второй фронт в 1941 году, возможно, не менее трудное, чем достижение русского мужчины – как я мог забыть его?”. Писательское кредо Абрамова таково: “Только правда – честная и нелестная”.

Позднее он уточнит: “…Подвиг человека, подвиг народа измеряется масштабом содеянного, мерой жертв и страданий, которые он приносит на алтарь победы”.
Сразу же после выхода романа писатель столкнулся с недовольствами земляков, которые узнавали в некоторых героях свои приметы. Тогда Ф. А. Абрамов, может быть, впервые ощутил, как трудно говорить правду о народе самому народу, развращенному как лакировочной литературой, так и пропагандистскими хвалебными речами в его адрес. Ф. А. Абрамов писал: “Земляки меня встретили хорошо, но некоторые едва скрывают досаду: им кажется, что в моих героях выведены некоторые из них, причем выведены не совсем в лестном свете.

И разубеждать бесполезно. На чем основана теория лака, теория совершенства искусства? На мнении людей.

Проза в искусстве плохо воспринимается людьми. Трезвый рассказ о своей жизни его больше не интересует. Вместо этого он предпочитает небылицы. Одно дело жить своей реальной жизнью, другое – писать, рисовать. Поэтому горькая правда в искусстве не для народа, а для интеллигенции.

Дело в том, что для того, чтобы добиться чего-то для народа, нужно иногда идти против толпы. И так во всем, даже в экономике. На протяжении всех последующих лет Ф. А. Абрамов будет озабочен этой сложной проблемой. По его словам, “как и сама жизнь, народ противоречив”.

И в народе есть великое и малое, возвышенное и низменное, доброе и злое”. “Народ – жертва зла. Но он же опора зла, а значит, и творец или, по крайней мере, питательная почва зла”, – размышляет Ф. А. Абрамов.
Ф. А. Абрамов сумел достойно рассказать о трагедии народной, о бедах и страданиях, о цене самопожертвования рядовых тружеников. Ему удалось “взглянуть в душу простого человека”, он ввел в литературу целый пекашинский мир, представленный разнообразными характерами. Не будь последующих книг тетралогии, все равно остались бы в памяти семья Пряслиных, Анфиса, Варвара, Марфа Репишная, Степан Андреянович.
Трагедия войны, единение народа перед общей бедой выявили в людях невиданные духовные силы – братства, взаимопомощи, сострадания, способность к великому самоотречению и самопожертвованию. Эта мысль пронизывает все повествование, определяет пафос романа. И все-таки автору казалось, что ее следует уточнить, углубить, сделать более многосложной, неоднозначной.

Читайте также:
Книга в моей жизни (эссе): сочинение

Для этого потребовалось ввести неоднозначные споры, сомнения, размышления героев о жизни, о воинской совести, об аскетизме. Ему хотелось подумать самому и заставить читателя задуматься о вопросах “бытийных”, не лежащих на поверхности, а уходящих корнями в осмысление самой сути жизни и ее законов. С годами он все больше связывал проблемы социальные с нравственными, философскими, общечеловеческими.
Природа, люди, война, жизнь… Подобные размышления хотел ввести писатель в роман. Об этом – внутренний монолог Анфисы: “Растет трава, цветы не хуже, чем в мирные годы, жеребенок скачет и радуется вокруг матери. А почему же люди – самые разумные из всех существ – не радуются земной радости, убивают друг друга.

После смерти сына и жены Степан Андрианович размышляет о смысле жизни: “Это конец жизни. Для чего нужна жизнь, для чего нужна работа?

Ну, они победят немцев. Они хотят вернуться домой. А что насчет него? А что с ним?

А может, ему надо было жить ради Макаровны? Единственный человек рядом, и она отсутствовала. Тогда почему мы живы?

Неужели это просто работа?” А затем автор обозначил переход к следующей главе: “Жизнь взяла надо мной верх. Макарова не было, а люди работали”. Но главный вопрос, на который хотел обратить внимание Абрамов, – это вопрос совести, аскетизма, отказа от личного в пользу общего. “Имеет ли человек право на личную жизнь, если все вокруг него страдают? Этот вопрос является самым сложным.

В начале автор склоняется к идее жертвенности. В дальнейших заметках о характерах и ситуации Анфисы, Варвары и Лукашина он усложнил проблему. Запись от 11 декабря 1966 года: “Можно ли жить полной жизнью, когда вокруг одни проблемы?

Это проблема Лукашина и Анфисы. Это невозможно. Осознанность и т.д.

Нельзя жить полнокровно сейчас. А когда же жить человеку?”
Гражданская война, пятилетки, коллективизация, война… Лукашин полон сомнений, но в конце концов на вопрос “Возможна ли теперь любовь?” он отвечает: “Возможна! Именно теперь и возможна.

Жизнь нельзя отменить. А на фронте? У всех был хороший пост?

Возможно ли это?” Анфиса считает наоборот: “Каждый решает так, как может. Я не осуждаю. Как я могу смотреть женщинам в глаза?”. Автор хотел объяснить максимализм Анфисы сильной нравственностью ее семьи староверов. “Если в доме царит боль – смерти каждый день, – как она может предаваться радости?

Разве это не преступление? Все прабабушки и бабушки, которые были верны своим мужьям в своих семьях до гроба, восстали против своей любви, против своей страсти. Но и Анфису автор заставил сомневаться дальше, искать ответ.

Анфиса мучается: Настя должна была любить, она должна была получить все дары жизни, а на самом деле она, Анфиса, должна была любить. Справедливо ли это? Кто все это решает, просчитывает заранее?

Почему один человек умирает в молодости, а другой живет?
Когда Анфиса узнает, что Настя обгорела, стала калекой, она надевает на себя вериги. Стоп. Никакой любви! Она стала сурова, аскетична, что называется, в ногу со своим временем.

Умом она понимала: это правильно. Это был ее долг. Но людям это не нравилось. Прежняя Анфиса, как выяснилось, нравилась большинству – веселая, жизнерадостная, жадная до жизни.

Когда женщины услышали это, они сказали о ней в восторге: “Ну, жена!”. Она сохраняет бодрость духа. И мы тоже тянемся. По мере того как Анфиса становится аскетом, дела у людей идут все хуже.

Читайте также:
Новые люди в романе Н. Г. Чернышевского Что делать?: сочинение

И люди не идут к ней. А она ведь хотела им добра, для них надевала на себя власяницу.
Нравственно аскетическое и язычески жизнелюбивое отношение к миру принимало в романе и в других произведениях Ф. А. Абрамова самые многоликие формы. Крайний аскетизм и эгоистически бездумное жизнелюбие были одинаково неприемлемы для писателя. Но он понимал, как трудно найти правду – истину в этом мире.

Потому вновь и вновь сталкивал противоположные натуры, взгляды, убеждения, искания в сложных жизненных ситуациях.
Что же, по мнению писателя, должно помочь человеку найти ответы на те сложные вопросы, которые ставит перед ним жизнь? Только сама жизнь, дорогая сердцу автора природа, те “ключевые родники”, в которых омывается герой романа и от которых набирается сил, “и не только физических, но и духовных”.

Подобные документы

Четыре романа Федора Абрамова: Братья и сестры, Две зимы и три лета, Пути и средства и Дом. Размышления автора о бедах и страданиях, о цене самопожертвования простых тружеников. На протяжении всей поэмы главной темой является трагедия войны и единение людей среди трудностей.

сочинение [9,5 K], добавлен 23.03.2009

Многомерная художественная структура романов Ф. М. Достоевского и философские проблемы писателя. О вдохновении книг “Братья Карамазовы”. “Метафизика преступления” или проблема “веры и безверия”. Судьба одного человека и судьба России.

реферат [60,3 K], добавлен 10.05.2009

Характеристика мировоззрения Достоевского. Морально-этические и религиозные взгляды художника; вопрос о “природе” человека. Отношение писателя к Библии. Основные приемы включения Библии в художественную ткань итогового произведения Достоевского.

Специальный [71.8 K], добавлено 26.02.2003

В “Братьях Карамазовых” действительность отражена как в социальном, так и в психологическом плане. Исследование исследователями жанра своеобразия романа. Идейные искания героев романа как решение социальных и нравственных проблем. Основа теории Ивана Карамазова.

Курсовая работа [54.2 K], добавлена 05.06.2011

Роль сил зла в романе, его роль и значение в мировой и отечественной литературе, основное содержание и главные герои. Историческая и художественная характеристика Воланда, основные черты его личности. Великий бал Сатаны как апофеоз романа.

контрольная работа [24,3 K], добавлен 17.06.2015

История написания романа “Преступление и наказание”. Главные герои произведения Достоевского: описание их внешности, внутреннего мира, особенностей характеров и их места в романе. Сюжет романа, основные философские, моральные и этические проблемы.

реферат [32,2 K], добавлен 31.05.2009

Жизнь, развитие личности и творческое становление великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского. Краткая характеристика и критика романа Достоевского “Идиот”, его главных героев. Его возвышение и конкретизация как темы в романе.

Судьба человека в романе Ф. А. Абрамова «Братья и сестры»

Если вам понравился материал и наш сайт эссе, пожалуйста, поделитесь им со своими друзьями!

В тетралогии Федора Абрамова “Братья и сестры”, вместе с романами “Пути и перепутья” и “Дом”, четыре романа составляют тетралогию, или роман в четырех частях. Объединенные общими героями и местом действия (северная деревня Пекашино), эти книги рассказывают о тридцатилетней судьбе русского северного крестьянства, начиная с войны 1942 года. За это время одно поколение состарилось, другое повзрослело, третье возмужало. По мере того как его герои набирались мудрости, он ставил все более сложные проблемы, размышлял о судьбе страны, России, человека. С 1950 по 1978 год вышло четыре тетралогии. На протяжении более 25 лет автор не отпускал любимых героев, искал вместе с ними ответы на мучительные вопросы: что есть Россия? Что мы за люди? В каких нечеловеческих условиях мы смогли выжить и победить врага, но в мирное время не смогли накормить людей, построить общество, основанное на братстве, взаимопомощи и справедливости?

О замысле своего первого романа “Братья и сестры” Федор Абрамов неоднократно говорил на встречах с читателями, в интервью и в прологах. Чудом выжив после тяжелого ранения под Ленинградом после блокады госпиталя, летом 1942 года он оказался в родном Пинежье в отпуске по ранению. Абрамов помнит то лето, тот подвиг, ту “битву за хлеб, за жизнь”, которую вели полуголодные женщины, старики и подростки. “Не рвались снаряды, не свистели пули. Но были бомбы, потребности и работа. Тяжелая работа мужчин в поле и на лугу”. “Я не мог не написать “Братья и сестры”. Перед моими глазами вставали образы жизни, реальной жизни, давили на память, требуя слова о себе. Как можно забыть великое достижение русской женщины, открывшей в 1941 году второй фронт, возможно, не менее трудный, чем у русского мужчины? “Только правда, прямая и неприукрашенная” – таково писательское кредо Абрамова. Позже он скажет: “Достижение человека, достижение нации измеряется масштабом достижения, масштабом жертв и страданий, которые ведут к алтарю победы.

Читайте также:
Серебряный век русской поэзии: сочинение

После выхода романа в свет писатель встретил недовольство со стороны своих соотечественников, которые узнали в некоторых героях свои собственные черты. Ф. А. Абрамов впервые представил себе, как трудно говорить правду о самом народе, развращенном и лакированной литературой, и пропагандистскими похвалами. Я хорошо встретил своих земляков, но некоторые из них едва скрывают раздражение: похоже, они считают, что некоторые из них изображены в моих героях в невыгодном свете. Разубеждать их бесполезно. На чем основана лаковая теория, теория совершенного искусства? На мнении людей. Народ не любит прозу в искусстве. Он по-прежнему предпочитает рассказывать небылицы, а не вести трезвую летопись своей жизни. Есть реальная жизнь, а есть книга, картина. Поэтому горькая правда в искусстве должна быть донесена не до народа, а до интеллигенции. Но дело вот в чем: чтобы что-то сделать для народа, надо иногда идти против него. И так во всем, даже в экономике. Этой сложной проблемой Ф. А. Абрамов будет заниматься все оставшиеся годы. “Все люди противоречивы, как и сама жизнь, – говорил он. В народе есть и добро и зло, возвышенное и низменное. Народ – жертва зла”. “Но он же – опора зла и, следовательно, творец и рассадник зла”, – утверждает Ф. А. Абрамов.

Ф. А. Абрамову удалось достойно рассказать о трагедии народа, о бедах и страданиях, о цене самопожертвования простых тружеников. Помимо введения множества персонажей, представляющих самые разные пекашинские миры, автор смог “заглянуть в душу простого человека”. Если бы не было последующих книг тетралогии, о семье Пряслиных, Анфисе, Варваре, Марфе Репишной и Степане Андреяновиче помнили бы до сих пор.

Трагедия войны и единение народа перед лицом общей беды раскрыли в людях невидимые духовные силы братства, взаимопомощи, сострадания, способность к великому самоотречению и самопожертвованию. Этой идеей пронизан роман, ее пафос определен. Автор чувствует, что ее можно было бы уточнить, усилить, сделать более сложной, неоднозначной. Для этого необходимо было ввести ряд неоднозначных споров, сомнений, размышлений о жизни, о воинской совести, об аскетизме. На протяжении всей книги он пытается заставить читателя задуматься над вопросами “бытия”, которые не поверхностны, а коренятся в понимании сути жизни. Социальные проблемы, с которыми он сталкивался на протяжении многих лет, все больше связывались с моральными, этическими и философскими.

Природа, люди, война, жизнь. Именно такие размышления хотел ввести автор в роман. Внутренний монолог Анфисы как раз об этом: “Трава растет, цветы не хуже, чем в мирные годы, жеребенок скачет и радуется вокруг матери. И почему люди – самые разумные из всех существ – не наслаждаются земными удовольствиями, а убивают друг друга. Что происходит? Кто мы, люди?” После смерти сына и жены Степан Андреевич размышляет о смысле жизни: “Это конец жизни. Почему? Что делать? Ну, они победят немцев. Они пойдут домой. А что насчет него? А что с ним? А может, ему надо было жить ради Макаровны? Единственный близкий человек, по которому он скучал. Тогда почему мы живы? Это просто для работы?” А затем автор обозначил переход к следующей главе: “И жизнь взяла свое. Макарова не было, но люди работали”. Но главный вопрос, на который хотел обратить внимание Абрамов, – это вопрос совести, аскетизма, отказа от личного в пользу общего. “Имеет ли человек право на личную жизнь, если все вокруг него страдают? Этот вопрос является самым сложным. Вначале автор склоняется к идее жертвенности. В дальнейших заметках об Анфисе, Варваре, Лукашине проблема усложняется в дальнейших заметках о характерах и ситуации Анфисы. Запись от 11 декабря 1966 года: “Можно ли жить полной жизнью, когда вокруг одни проблемы? Это вопрос, с которым должны столкнуться и Лукашин, и Анфиса. Это не так. Совесть и так далее. Сейчас вы не можете жить полной жизнью. Но когда человек может жить? “.

Читайте также:
Белов: сочинение

Гражданская война, пятилетние планы, коллективизация, война. Лукашин полон сомнений, но, наконец, на вопрос: “Возможна ли теперь любовь? ‘, – отвечает он: “Это возможно! Это сейчас, и это возможно. Жизнь нельзя переделать. А впереди? Как вы думаете, все ли хорошо провели масленичный вторник? Возможно ли это?” Анфиса считает иначе: “Каждый решает так, как может. Я не осуждаю. Я не могу сделать это сам. Как я могу смотреть женщинам в глаза?”. Автор хотел объяснить максимализм Анфисы сильной моралью, которая преобладала в ее старой римской семье. “Если в доме царит печаль – там каждый день находятся умершие люди, – может ли она отдаться радости? Разве это не преступление? Все прабабушки в ее семье, которые были верны своим мужьям до гроба, восстали против ее любви, против ее страсти”. Но и Анфису автор заставляет сомневаться дальше, искать ответы. Анфиса страдает: Настя должна была любить, она должна была получить все дары жизни, но на самом деле любить должна была она, Анфиса. Справедливо ли это? Кто все это решает, кто все заранее просчитывает? Почему один человек умирает молодым, а другой живет?

Как только Анфиса узнает, что Настю сожгли и покалечили, она надевает цепи. Останавливается. Никакой любви! Чтобы идти в ногу со временем, она стала аскетичной и строгой. И она думала: так надо. Это был ее долг. Но людям это не нравилось. Людям, как оказалось, больше нравилась прежняя Анфиса – веселая, жизнерадостная, жадная до жизни. Именно тогда женщины восторгались ею: “Ну, жена моя! Не унывает. И мы по-прежнему тянемся”. Когда Анфиса становится аскетом, дела у людей становятся хуже. И люди к ней не идут. А она хотела им добро сделать, рубашку волосяную для них надела.

На протяжении всего романа, да и в других произведениях Ф. А. Абрамова, неоднократно встречаются упоминания об аскетическом и языческом отношении к миру. Крайний аскетизм и эгоистически бездумная жажда жизни были одинаково неприемлемы для писателя. Хотя он знал, как трудно найти истину – правду в этом мире. Именно по этим причинам, сталкиваясь с трудными жизненными ситуациями, он часто сталкивался с противоположными людьми, убеждениями или ценностями.

Как предполагает писатель, что должно быть ответом на сложные жизненные вопросы? Только сама жизнь, дорогая сердцу автора натура, те “ключевые родники”, в которых живет герой романа и из которых он черпает силы, “и не только физические, но и духовные”.

Судьба человека в романе Ф. А Арамова Батья и сестры: сочинение

Тетралогия Федора Абрамова “Братья и сестры”, или, как назвал ее сам автор, “роман в четырех книгах”, состоит из романов “Братья и сестры” и “Две зимы и три лета”, а также “Пути и средства” и “Дом”. Действие книг происходит в деревне Пекашино на севере России и охватывает тридцатилетний период жизни крестьянства на севере России, начиная с военных лет 1942 года. За это время одно поколение стареет, другое взрослеет, а третье появляется на свет. И сам писатель обретает мудрость вместе с героями, задает все более сложные проблемные вопросы, проникается и пристально исследует судьбу государства, России и отдельного человека. Тетралогия продолжалась более 25 лет (1950-1978). Более двадцати пяти лет автор не отделял себя от любимых героев, он вместе с ними искал ответы на мучительные вопросы: да, что же это за Россия, что мы за люди, почему в буквально нечеловеческих условиях мы смогли выжить и победить врага, и почему в мирное время мы не смогли накормить людей, создать истинно человеческие отношения, основанные на братстве, взаимопомощи, справедливости?

Читайте также:
Смысл эпиграфов в Капитанской дочке: сочинение

Об идее своего первого романа “Братья и сестры” Федор Абрамов неоднократно говорил на встречах с читателями, в интервью и предисловиях. Чудом оставшись в живых после тяжелого ранения под Ленинградом, после блокады госпиталя, летом 1942 года, во время отпуска по ранению, он оказался в родном Пинежье. Абрамов помнит то лето, тот подвиг, ту “битву за хлеб, за жизнь”, которую вели полуголодные женщины, старики и подростки. “Не рвались снаряды, не свистели пули. Но были бомбы, потребности и работа. Тяжелая работа мужчин в поле и на лугу”. “Я не мог не написать “Братья и сестры”. Перед моими глазами вставали образы реальной жизни, давящие на память, которые требовали слова о себе. Великое достижение русской женщины, открывшей в 1941 году второй фронт, возможно, не менее трудный, чем фронт русского мужчины, как я мог забыть его?”. “Только правда, прямая и нелестная”: кредо Абрамова как писателя. Позже он уточнит: “Достижение человека, достижение нации измеряется масштабом достижения, мерой жертв и страданий, которые ведут к алтарю победы.

После выхода романа в свет писатель встретил недовольство со стороны своих соотечественников, которые узнали в некоторых героях свои собственные черты. Пожалуй, впервые Ф. А. Абрамов понял, как трудно говорить правду о самом народе, испорченном и лакировочной литературой, и пропагандистскими хвалебными речами в его адрес. Несмотря на хороший прием меня моими соотечественниками, я знаю, что некоторых из них раздражает изображение их в моих героях, и они относятся к ним не совсем положительно. Отговаривать их бесполезно. На чем основана теория лака, теория совершенного искусства? Мнение людей. Прозу в искусстве не любят. Он до сих пор предпочитает различные небылицы трезвому рассказу о своей жизни. Одно дело реальная жизнь, а другое дело – книга, картина. Поэтому горькая правда в искусстве не для народа, а для интеллигенции. Иногда нужно идти против народа, чтобы сделать что-то для него. И так во всем, даже в экономике. Ф. А. Абрамов будет работать над этой сложной проблемой всю свою жизнь. Как сказала сама писательница: “Жизнь людей противоречива”. Кроме того, есть великие, малые, возвышенные, низменные, добрые и злые люди. “Люди – жертвы зла. Но они же являются и опорой зла, а значит, являются либо творцом зла, либо рассадником его, отмечает Ф. А. Абрамов.

Ф. А. Абрамову удалось достойно рассказать о трагедии народа, о бедах и страданиях, о цене самопожертвования простых тружеников. Его умение заглянуть в человеческую душу раскрылось через создание пекашинского мира, представленного самыми разнообразными персонажами. Даже без последующих томов тетралогии Анфиса, Варвара, Марфа Репишная и Степан Андреянович остались бы в памяти.

Трагедия войны и единение народа перед лицом общей беды раскрыли в людях невидимые духовные силы братства, взаимопомощи, сострадания, способность к великому самоотречению и самопожертвованию. Эта идея пронизывает весь роман, определяя его пафос. И все же автор чувствовал, что ее необходимо уточнить, углубить, сделать более сложной, неоднозначной. Герои должны были вступить в неоднозначные споры, сомнения, рефлексии о жизни, о воинской совести, о подвижничестве. В своих произведениях он стремился осмыслить себя и заставить читателя задуматься над вопросами “бытия”, не поверхностными, а укорененными в понимании сути жизни и ее законов. С годами он все больше связывал социальные проблемы с нравственными, философскими, общечеловеческими.

Природа, люди, война, жизнь. Писатель хотел ввести в роман размышления, подобные этим. Об этом внутренний монолог Анфисы: “Трава растет, цветы не хуже, чем в мирные годы, жеребенок скачет и радуется вокруг матери. Я не могу понять, почему люди, самые разумные из всех существ, не радуются своей земной радости, убивая друг друга. Что происходит на земле? Кто мы, люди?” Покойный Степан Андреянович размышляет о смерти сына и жены и о смысле жизни: “Вот смысл жизни”. Для чего? Зачем работать? Ну, победят они немца. Вернутся домой. А что с ним? Что у него есть? Может, ему надо было жить для Макаровны? Рядом с ним был только один человек, и он по нему скучал. Так зачем же мы живем? Неужели только для того, чтобы работать?” И тут автор обозначил переход к следующей главе: “А жизнь брала свое. Макаровны не было, а люди работали. Но главный вопрос, который хотел подчеркнуть Абрамов, – это вопрос совести, аскетизма, отказа от личного ради общего. Может ли у человека быть личная жизнь, если он окружен мучениями? Вопрос самый сложный. Изначально автор склонялся к жертвенности. В дальнейших примечаниях к характерам и ситуациям Анфисы, Варвары и Лукашина он усложнил проблему. Запись от 11 декабря 1966 года спрашивает: “Можно ли жить полноценно, когда рядом беда?”. Именно на этот вопрос должны ответить и Лукашин, и Анфиса. Это невозможно. Совесть и т.д. Сейчас жить полноценно невозможно. Но когда человек может жить?”.

Читайте также:
Что бы дойти до цели, надо прежде всего идти: сочинение

Когда Анфиса узнает, что Настя обожжена и искалечена, она пристегивает ее цепями. Стоп. Никакой любви! Она стала строгой, аскетичной, как говорится, в ногу со своим временем. И она думала: так надо. Это был ее долг. Но людям это не нравилось. По мнению людей, прежняя Анфиса была намного лучше – веселая, жизнерадостная, жадная до жизни. “Ну, моя жена!” говорили о ней женщины в то время: “Жена моя!”. Она не унывает. И мы по-прежнему тянемся. А когда Анфиса становится аскетом, людям становится хуже. И люди к ней не идут. Потому что она хотела им добра, надевала для них власяницу.

В романе и других произведениях Ф. А. Абрамова аскетически нравственные и языческие взгляды на мир сходятся в самых разнообразных формах. Крайняя воздержанность и эгоистически слепой оптимизм были одинаково неприемлемы для писателя. Однако он сознавал, как трудно найти истину – правду в непредсказуемом нынешнем мире. Поэтому он постоянно совмещал противоположные натуры, позиции, взгляды, искания, несмотря на сложные обстоятельства.

Что же, по его мнению, поможет человечеству найти решение этих сложных проблем, поставленных жизнью? Только сама жизнь, природа, дорогие сердцу и уму Абрамова, эти “ключевые родники”, в которых омывается герой и из которых он черпает силы, “не только физические, но и духовные”. “.

Судьба человека в романе Ф.А. Абрамова “Братья и сестры”

Романы “Братья и сестры” и “Две зимы и три лета” вместе с повестями “Пути-перепутья” и “Дом” составляют тетралогию писателя Федора Абрамова “Братья и сестры”, или, как назвал свое произведение сам автор, “роман в четырех книгах”. Они рассказывают о судьбе северного русского крестьянства на протяжении тридцати лет после войны 1942 года, через общий набор героев и общую обстановку (деревня Пекашино на севере). За это время одно поколение состарилось, другое повзрослело, третье возмужало. Сам автор вместе с героями набирался мудрости, ставил все более сложные проблемы, размышлял о судьбе страны, России, человечества. В этой тетралогии было четыре года (1950-1978). С 1995 года автор не расстается с любимыми героями, вместе с ними ищет ответ на мучительные вопросы: что такое эта Россия? Что мы за люди? Нам приходилось выдерживать поистине нечеловеческие условия для борьбы с врагом, но в мирное время мы не смогли накормить людей, создать истинное братство, взаимопомощь и справедливость, основанную на братстве?

О замысле своего первого романа “Братья и сестры” Федор Абрамов неоднократно говорил на встречах с читателями, в интервью и в предисловиях. Чудом выжив после тяжелого ранения под Ленинградом, после блокады госпиталя, он оказался в родном Пинежье летом 1942 года, находясь в отпуске по ранению. Абрамов вспоминал то лето, тот подвиг, “борьбу за хлеб, за жизнь”, которую вели полуголодные женщины, старики и подростки. “Свиста пуль не было слышно, не было никакого свиста пуль. Но были бомбы, была большая нужда и работа. Тяжелая работа мужчин на полях и лугах”. “Я не мог не написать “Братья и сестры”. Образы яркой, реальной жизни возникали перед моими глазами, сталкиваясь с памятью, требуя слова о себе. Великий подвиг русской женщины, открывшей второй фронт в 1941 году, возможно, не менее трудный, чем фронт русского мужчины, как я мог забыть?”. “Только правда – прямая и нелестная”. – таково авторское кредо Абрамова. Позже он объяснит: “. Достижение человека, достижение нации измеряется масштабом подвига, жертвы и страдания, которые человек приносит на алтарь победы.

Читайте также:
Миры романа Мастер и Маргарита: сочинение

Сразу же после публикации романа автор был встречен с недовольством соотечественниками, которые утверждали, что некоторые из персонажей были их собственными. Тогда Абрамов, пожалуй, впервые почувствовал, как трудно говорить правду о народе самому народу, развращенному и лаконичной литературой, и пропагандистскими причитаниями в его адрес. Ф. А. Абрамов писал: “Мои соотечественники хорошо меня узнали, но некоторые из них с трудом скрывают свое раздражение: им кажется, что некоторые из них изображают моих героев в не очень лестном свете. И нет никаких причин отговаривать их от этого. Кстати, знаете ли вы, на чем основана теория лака, теория совершенного искусства? Общественное мнение. Люди не выносят прозу в искусстве. Они по-прежнему предпочитают рассказывать всевозможные сказки, вместо того чтобы описывать свою жизнь достоверно. Одно дело – его реальная жизнь, а другое – книга или картина. Поэтому горькая правда в искусстве не для народа, она должна быть обращена к интеллигенции. Дело в том, что если вы хотите сделать что-то для народа, иногда приходится работать против него. Так происходит со всем, включая экономику. Эта сложная проблема будет занимать Ф.А. Абрамова долгие годы. Сам автор был убежден в этом: “Люди, как и сама жизнь, противоречивы. Он велик и мал, возвышен и мерзок, добр и зол. “Люди – жертвы зла. Но они также являются опорой зла, а значит, его творцом или, по крайней мере, рассадником”, – сказал Абрамов.

Ф.А. Абрамов сумел достойно рассказать о трагедии народа, о бедах и страданиях, о цене самопожертвования простых тружеников. Ему удалось “заглянуть в душу простого человека”, он ввел в литературу целый мир Пекашина, представленный разными персонажами. Без последних книг тетралогии остались бы в памяти Пряслины, Анфиса, Варвара, Марфа Репишная, семья Степана Андреяновича.

Трагедия войны и единение народа перед лицом общей беды раскрыли в людях невиданные духовные силы братства, взаимопомощи, сострадания, способность к великому самоотречению и самопожертвованию. Эта идея пронизывает все повествование, определяет пафос романа. Однако автору показалось, что это высказывание следует уточнить, отточить, сделать более развернутым, двусмысленным. Повесть наполнена неоднозначными спорами, сомнениями, размышлениями о жизни, о воинской совести, о подвижничестве. В своей книге он хотел заставить читателя задуматься над вопросами “бытия”, которые не лежат изолированно на поверхности, а коренятся в понимании жизни и ее законов. На протяжении всей своей жизни он все чаще связывал социальные проблемы с нравственными, философскими и общечеловеческими вопросами.

Природа, люди, война, жизнь. Это тот тип размышлений, который писатель хотел ввести в роман. Об этом говорит внутренний монолог Анфисы: “Трава растет, цветы прекрасны, как в годы мира, жеребенок скачет и радуется вокруг матери. И почему люди, самые разумные из всех существ, не радуются земным радостям, они убивают друг друга. В чем дело? Что не так с нами, людьми?” После смерти сына и жены Степан Андреянович размышляет о смысле жизни: “Это конец жизни. В чем смысл? В чем смысл работы? Ну, они победят немца. Они пойдут домой. А что с ним? А что с ним? Может быть, ему надо было жить ради Макаровны? Единственный человек, который близок ему и который скучает по нему. Так для чего мы живем, разве только для того, чтобы работать?”. А затем автор обозначает переход к следующей главе: “И жизнь взяла свое. Макаровны не было, но люди работали”. Но главный вопрос, который Абрамов хотел вынести на первый план, – это вопрос сознания, аскетизма, отказа от личного во имя общего. “Какое право имеет человек на личную жизнь, если все вокруг него страдают? “. Это самый сложный вопрос. Вначале автор склонялся к идее жертвоприношения. В других заметках о характерах и ситуациях Анфисы, Варвары, Лукашина он усложнил проблему. Запись от 11 декабря 1966 года: “Можно ли жить полноценно, когда повсюду проблемы? Это вопрос к Лукашину и Анфисе. Это не так. Сознание и т.д. Сейчас вы не можете жить полной жизнью. Но когда человек может жить?”

Читайте также:
Проблема одиночества в романе М. Булгакова Мастер и Маргарита: сочинение

Гражданская война, пятилетние планы, коллективизация, война. Лукашин полон сомнений, но в конце концов на вопрос “Возможна ли теперь любовь? “, он отвечает: “Это возможно! Это сейчас, и это возможно. Вы не можете отменить жизнь. А что спереди? Как вы думаете, у всех ли есть большой пост? Возможно ли это?” Анфиса считает наоборот: “Каждый решает так, как может. Я не осуждаю. Как я могу смотреть женщинам в глаза?”. Автор хотел объяснить максимализм Анфисы твердыми моральными принципами ее семьи старообрядцев. “Если в доме царит горе – каждый день случаются смерти, – как она может позволить себе быть счастливой?”. Разве это не преступление? Все прабабушки и бабушки, которые были верны своим мужьям в своих семьях, восстали против своей любви, против своей страсти”. Но и Анфису автор заставил сомневаться дальше, искать ответ. Анфиса страдает: Настя должна была любить, должна была получать все дары жизни, но на самом деле любить должна она, Анфиса. Справедливо ли это? Кто все это определяет, просчитывает заранее? Почему одна умирает в молодости, а другая живет?

Когда Анфиса узнает, что Настю сожгли и искалечили, она надевает цепи. Останавливается. Никакой любви! Со временем она стала строгой, аскетичной, как говорится. И она думала: так надо. Это был ее долг. Но людям это не нравилось. Оказалось, что людям больше нравилась прежняя Анфиса – веселая, жизнерадостная, жадная до жизни. Тогда женщины стали о ней судачить: “Ну, жена моя!”. Бодрость духа не теряет. И нас она тоже тянет”. Еще хуже становится людям, когда Анфиса становится аскетом. И люди к ней не идут. А она хотела для них добро сделать, рубашку волосяную для них надела.

Нравственно аскетическое и язычески-любовное отношение к миру принимало самые разнообразные формы в романе и в других произведениях Ф. А. Абрамова. Крайний аскетизм и эгоистически бездумная жажда жизни были одинаково неприемлемы для писателя. Однако он понимал, что найти истину в этом мире – задача не из легких. Поэтому, сталкиваясь с трудными жизненными ситуациями, он не раз сталкивался с противоположными натурами, взглядами, убеждениями, исканиями.

Что, по мнению автора, поможет человеку найти ответы на сложные вопросы, которые ставит перед ним жизнь? Только сама жизнь, близкая сердцу автора природа, “ключевые источники”, в которых омывается главный герой и из которых он черпает силы, “и не только физические, но и духовные”.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: