Тема святости и греха в поэме А. А. Блока Двенадцать: сочинение

Тема святости и греха в поэме Блока “Двенадцать”

А. A. Блок хотел связать с революцией, этим судьбоносным для страны событием, возможность обновления всего мира, его духовного очищения. Его искренняя вера в спасение “мирового пожара” революции отражена главным образом в поэме “Двенадцать”. Поэма была написана в один присест: Блок начал работу над ней 8 января 1918 года и закончил 28 января, после чего записал в дневнике: “Сегодня я гений. “Всколыхнулись моря природы, жизни и искусства, роса взошла над нами, как радуга.

Я смотрел на радугу, когда писал

Первые строки “Двенадцати” определяют композиционный принцип всей поэмы: контраст черного и белого, старого и нового, темного и светлого, сатиры и героизма: “Черная ночь. Белый снег”. Контраст также виден в системе образов, в хронотопе, то есть временной и пространственной структуре, а также в деталях и ритме линий.

Однако все не так однозначно, как кажется. Уже в начальной строфе обращаем внимание на неустойчивость видимого противопоставления, все пошатнулось: “Ветер, ветер! / На ногах не стоит человек. / Ветер, ветер – / На всем Божьем свете!” Границы между тьмой и светом зыбки.

Используя слово “ветер” четыре раза подряд, строка “Никто не стоит на месте” подчеркивает шаткость мира.

И эта всеобщая нестабильность становится лейтмотивом поэмы. Переход от универсальных символических образов природы к конкретному человеку, обобщенный образ “всякого странника”, изображаемого скользящим – “гладкий”, “скользящий” – не случайно. Более того, ветер проходит “по всему миру Божьему”, то есть Россия символизирует весь мир.

На русском лежит особая ответственность – выстоять, не поддаться этому ветру, когда по всей земле “черное, черное небо”, а у многих людей “гнев, печальный гнев кипит в груди”… Черный гнев, святой гнев…”. И поэтому трудно найти верный путь, правильный путь – путь “в безграничном стремлении”, путь “через кровь и прах”, к свету, к вере. Таким образом, главная тема поэмы заявлена с самого начала стихотворения – многозначительный образ борьбы между злым и добрым миром. qui apparaissent dans votre boîte de réception. Ω #4 – После внесения изменений

Сияние истории любви озарено “мировым пожаром”, за Петроградской улицей не только Россия, но и все человечество, за красногвардейцами – весь мир.

В контексте темы святости и греха образ “двенадцати” особенно интересен. Эти отряды были сформированы петроградскими большевиками из рабочего класса и должны были стать силой для пролетарской революции. Как правило, Красная гвардия состояла из “проверенных и испытанных” людей, сливок рабочего класса.

Однако в поэме мы видим вовсе не авангард, а толпу, у которой “на спине должен быть бубновый туз” – отличительная черта каторжников. Эти люди были подняты со дна водоворота истории. И именно они несли все бремя исторического возмездия, все бремя оплаты за искупление грехов.

Многие критики считают, что Блок изначально стремился показать “кошмарный и убийственный характер революции”. Невозможно игнорировать слова: “Товарищ, смотри в оба!”. Продолжай двигаться вперед! “, “Не сдавайся!”. Я называю это “Вперед, вперед/ Я называю это “Рабочий народ”. Их забубенная доблесть и чувство революционного долга в совокупности формируют души “Двенадцати”. Более того, оба эти элемента не просто сочетаются, а противостоят друг другу в героях, что вполне соответствует человеческой и социальной природе героев:

Как все прошло у наших мальчиков?

В Красной гвардии служит -евскослесарь

Служит в Красной гвардии –

Читайте также:
Вещи и книги (по тексту Л. Лиходеева): сочинение

Положить голову на землю! Инцип

Позабавиться не грех!

Теперь полеты будут!

Гуляет нынче голытьба!

С одной стороны, кажется, что бойцы Красной Армии с Иисусом Христом во главе сравнимы с двенадцатью апостолами. Однако многие критики отмечают, что образ Двенадцати, рассматриваемый в контексте демонического мотива, никак не может символизировать библейских героев, несущих миру благую весть о возрождении человека. Они не делают ничего, кроме как сеют хаос на своем пути, насмехаясь над христианской святостью: они размышляют о ценности своей и чужой жизни.

Держитесь за винтовку, не бойтесь! ерующему

Давайте всадим пулю в Святую Русь.

Эх, эх, без креста!

Кроме того, мораль красногвардейцев неоднозначна, когда речь идет о любви и ненависти, своего рода “параллели” между святостью и грехом. После убийства Петики из ревности он восклицает: “Ах, какая метель! “Здесь впервые появляется фигура, которая впоследствии будет известна как Христос. Но товарищи уговаривают его не вспоминать о “золотом иконостасе”: suffit de cliquer dessus et de cliquer sur ”

– Петя! Эй, не вставай!

От чего они вас спасли?

Вы действительно невежда,

Подумайте об этом, подумайте об этом.

На руках Али нет крови

Это из-за любви Кати?

– Шаг держи революцьонный!

Непокорный враг уже близко!

Герои поэмы не разделяют причины революции и кровопролития Кати, а говорят обо всем подряд или по очереди. Петька продолжает идти с ними, уже не спотыкаясь. После того, как ее личная драма окончательно и бесповоротно разрешилась, автор больше к ней не возвращается. образ

Но ощущение трагедии остается с читателем. Слова: “Я сделал что-то не так, я сделал что-то не так, я сделал что-то не так в порыве момента…. ах!” до сих пор находит отклик в душе. И со стоном: “Упокой Господи душу раба Твоего…/ Скука! Мы чувствуем, что грубое утешение со стороны его спутников лишь поверхностно помогает Петрухе собраться с силами и вновь обрести величественный шаг: “И Петруха тормозит / Свои торопливые шаги….. / Поднимает голову, / Снова счастлив…”. Эта жизнерадостность имеет далеко идущие последствия. Не случайно следующая глава открывается стихом, пронизанным повсеместной меланхолией: “О, горькая печаль! / Борись, борись, борись, смертный! “Крест […].

Таким образом, образ Христа получает двойное толкование. С кем он? Кого она защищает? Некоторые обвиняли Блока в кощунственном святотатстве и указывали, что поэт “продался” новой власти и поставил Спасителя во главе революционеров.

Другие видели в Иисусе лидера 12 красногвардейцев, “апостолов”, которые вели их по революционному пути. Они считали, что Блок воспевает величие и праведность “революции-бури”, несущей возмездие старому миру. Однако герои поэмы идут в бой “без святого имени”, “эй, эй, без креста!”. Поступок, который они совершают ради будущего человечества, действительно правильный и святой.

Другими словами, Блок “освящает” революцию во имя Иисуса. Не зря Христос приходит “с белым венцом из роз”, который является символом чистоты, святости, непорочности. Если “старый мир” – это зло, тьма, то силы, противостоящие ему, могут быть только добром, светом и святостью. Но поэт не идеализирует своих героев.

Коллективный портрет “двенадцати”, этого отчаянного сброда, содержит в себе все крайности народной стихии – неуправляемость, бессмысленную жестокость. Однако за “гримасами” революции Блок видел ее величие. В статье “Интеллигенция и революция” читаем: “Что же вы думали? Что революция – идиллия?

Что народ умиротворен? Значит, извечный конфликт между “белой” и “черной” костью наконец-то может быть разрешен таким “бескровным” и “безболезненным” способом. “. Как заступник угнетенных и обездоленных людей, Христос становится в поэме воплощением справедливости, символом революции. Подтверждение этой мысли можно найти в строках из поэмы Блока 1906 года “Ангел-хранитель”, в которой Христос идет “мстить за неразумных, живущих без огня”, унижающих народ.xРаскольников с решимостью во взгляде заговорил: “Пойдем вместе. Я пришел к тебе. Мы вм

Читайте также:
Бондарев: сочинение

В намерения поэта входило отразить момент в истории России, когда понятия святости и греха были размыты. От стихийных волнений к дисциплине и концентрации двенадцать красногвардейцев демонстрируют твердую решимость. В конце поэмы герои обещают больше не резать старый мир ножами, не петь анархические песни о грабежах, а действовать более осознанно.

Последние главы продолжают кричать: “Вперед, вперед, вперед, вперед, / Трудовой народ!”. В то же время в поэме показана жестокость истории. Пролитию невинной крови нет оправдания. И так же, как в “инсен

Сочинение на тему Тема святости и греха в поэме Блока «Двенадцать»»

Поделитесь нашим сайтом эссе с друзьями, если вам понравился материал!

Сочинения » По авторам » Блок А.А. » Сочинение на тему Тема святости и греха в поэме Блока «Двенадцать»»

А.А. Блок очень хотел связать с революцией, этим судьбоносным для страны событием, возможность обновления всего мира, его духовного очищения. Искренняя вера в спасительность «мирового пожара» революции нашла отражение, прежде всего, в поэме «Двенадцать». Поэма была написана на одном дыхании: Блок начал работать 8 января 1918 года, а 28 января уже закончил, после чего в дневнике сделал запись: «Сегодня – я гений». «Моря природы, жизни и искусства разбушевались, брызги встали радугой над нами. Я смотрел на радугу, когда писал «Двенадцать». Первые строки «Двенадцати» определяют принцип композиции всей поэмы – контраст черного и белого, старого и нового, тьмы и света, сатиры и героики: «Черный вечер. Белый снег». Контраст мы увидим и в системе образов (голодный пес – Исус Христос), и в хронотопе, то есть временно-пространственном построении (позади – впереди), и в деталях (державный шаг – нежная поступь), и в ритмике стиха (в поэме слышится и частушка, марш, и романс). Однако все не так однозначно, как кажется. Уже в начальной строфе обращаем внимание на неустойчивость видимого противопоставления, все пошатнулось: «Ветер, ветер! / На ногах не стоит человек. / Ветер, ветер – / На всем Божьем свете!» Границы между тьмой и светом зыбки. Шаткость мира подчеркивается четырехкратным повтором слова «ветер», строкой «На ногах не стоит человек». И эта вселенская неустойчивость становится определяющим мотивом поэмы. Неслучаен переход от универсальных символических образов природы (ветер, снег) к конкретному человеку, обобщенному образу «всякого ходока», который изображается скользящим – «скользко», «скользит». Причем ветер гуляет «на всем Божьем свете», то есть Россия символизирует собой весь мир. На русском человеке особая ответственность – выстоять, не упасть на этом ветру, когда над всей землей «черное, черное небо» и у многих людей «злоба, грустная злоба кипит в груди… Черная злоба, святая злоба…». И так трудно найти твердый путь, верный путь – путь «в тоске безбрежной», путь «сквозь кровь и пыль», к свету, к вере. Таким образом, с начала поэмы заявлена ее основная тема – грандиозная картина борьбы мирового зла и добра. За любовным сюжетом встает зарево «мирового пожара», за петроградской улицей – не только Русь, но и «весь Божий свет», за двенадцатью красногвардейцами – все человечество. В контексте раскрытия темы святости и греха образ «двенадцати» выглядит особенно интересно. Такие отряды формировались большевиками в Петрограде из рабочего люда, были призваны стать силой пролетарской революции. Как правило, в Красную гвардию отбирались «проверенные» люди, цвет рабочего класса. Но в поэме перед нами вовсе не авангард, а голытьба, которой «на спину б надо бубновый туз» – отличительный знак каторжников. Эти люди вихрем истории подняты с самых низов. И они взяли на себя всю тяжесть исторического возмездия, все бремя платы за искупление грехов. Некоторые критики считают, что Блок изначально пытался показать «кошмарно-убийственный характер революции». Но нельзя проигнорировать и строки: «Товарищ, гляди в оба!», «Революцьонный держите шаг!», «Вперед, вперед, / Рабочий народ». В душах «двенадцати» смешаны и забубенная удаль, и чувство революционного долга. Причем оба эти начала не просто совмещаются, но противоборствуют в героях, что вполне отвечает человеческой и социальной природе героев: Как пошли наши ребята В красной гвардии служить – В красной гвардии служить – Буйну голову сложить! … Эх, эх! Позабавиться не грех! Запирайте етажи, Нынче будут грабежи! Отмыкайте погреба – Гуляет нынче голытьба! С одной стороны, кажется, что красноармейцы, впереди которых Исус Христос, сравнимы с двенадцатью апостолами. Однако многими критиками подмечается, что образ «двенадцати», рассматриваемый в контексте мотива бесовства, никак не может символизировать библейских героев, несущих всему миру благую весть о возрождении человека к новой жизни. Они творят лишь разрушения на своем пути, потешаясь над христианской святостью: Товарищ, винтовку держи, не трусь! Пальнем-ка пулей в Святую Русь – В кондовую, В избяную, В толстозадую! Эх, эх, без креста! Неоднозначной оказывается мораль красногвардейцев и там, где дело касается любви и ненависти, своеобразных «параллелей» святости и греху. После совершенного в ревности убийства Петька восклицает: «Ох, пурга какая, спасе!» Здесь впервые появляется фигура, которая затем получит имя Христа. Но товарищи призывают его не вспоминать «золотой иконостас»: – Петька! Эй, не завирайся! От чего тебя упас Золотой иконостас? Бессознательный ты, право, Рассуди, подумай здраво – Али руки не в крови Из-за Катькиной любви? – Шаг держи революцьонный! Близок враг неугомонный! Герои поэмы не разделяют дело революции и Катькину пролитую кровь, говорят обо всем подряд или вперемежку. Петька продолжает идти с ними вместе, уже не оступаясь. Его личная драма разрешается окончательно и бесповоротно, автор больше к этому не возвращается. Однако ощущение трагизма происходящего так и остается с читателем. Продолжает в душе звучать: «Загубил я, бестолковый, / Загубил я сгоряча… ах!» И стоном отдается: «Упокой, господи, душу рабы твоея…/ Скучно!» Мы чувствуем, что грубые утешения товарищей лишь внешне помогают Петрухе справиться с собой и восстановить державный шаг: «И Петруха замедляет / Торопливые шаги… / Он головку вскидавает, / Он опять повеселел…». Веселье это напускное. Неслучайно следующую главу начинают строки, пронизанные всечеловеческой тоской: «Ох ты, горе-горькое! / Скука, скучная, Смертная!» Так и образ Христа получает двойное истолкование. С кем он? Кого призван защитить? Некоторые обвиняли Блока в кощунственном святотатстве, свидетельствующем о том, что поэт «продался» новой власти, поставив Спасителя во главе революционеров. Другие увидели в Исусе вождя двенадцати красногвардейцев – «апостолов», который ведет их революционным путем. Они считали, что Блок воспевал величие и правоту «революции-бури», несущей возмездие старому миру. Несмотря на то, что герои поэмы идут в бой «без имени святого», «эх, эх, без креста!», дело, которое они вершат ради будущего всего человечества, право и свято. То есть Блок «освящает» именем Исуса революцию. Христос не напрасно идет «в белом венчике из роз», являющемся символом чистоты, святости, непорочности. Если «старый мир» являет собой зло, мрак, то силы, ему противостоящие, не могут не быть добрыми, светлыми, святыми. И это даже притом, что поэт не идеализирует своих героев. Коллективный портрет «двенадцати», этого отчаянного сброда, содержит в себе все крайности народной стихии – неуправляемость, бессмысленную жестокость. Однако за «гримасами» революции Блок видел ее величие. В статье «Интеллигенция и революция» читаем: «Что же вы думали? Что революция – идиллия? Что народ – паинька? что так «бескровно» и так «безболезненно» разрешится вековая распря между «черной» и «белой» костью. ». Христос в поэме становится заступником всех угнетенных и обездоленных, воплощением справедливости, символом революции. Доказательством данной мысли могут послужить строки из стихотворения Блока 1906 года «Ангел-Хранитель», в котором Христос шел «отмстить неразумным, кто жил без огня», кто унижал народ. Поэт стремился отразить короткую переломную эпоху в жизни русского общества, когда размываются понятия святости и греха. Двенадцать красногвардейцев проходят путь от стихийного разгула (кульминацией которого является убийство Катьки) к дисциплинированности и собранности. Герои в финале поэмы уже не грозят старому миру полоснуть ножичком, не поют анархически-разбойных частушек, а действуют более осознанно. В последних главах неоднократно повторяется призыв: «Вперед, вперед, вперед, / Рабочий народ!» Вместе с тем в поэме показано, насколько жестоко творится история. Нет оправдания невинно пролитой крови (примером является образ Катьки). И как у Пушкина «бессмысленный и беспощадный» бунт почти так же беспощадно и кроваво карается властью, так и у Блока стихию народного бунта неотвратимо сменяет «державный шаг» новой власти.

Читайте также:
Плюшкин: сочинение

Сочинение на тему Тема святости и греха в поэме Блока «Двенадцать»» Стр. 1

Сочинение на тему Тема святости и греха в поэме Блока «Двенадцать»» Стр. 2

Сочинение на тему Тема святости и греха в поэме Блока «Двенадцать»» Стр. 3

Отправить или скачать сочинение на тему Тема святости и греха в поэме Блока “Двенадцать” по электронной почте, используя кнопки ниже.

Тема святости и греха в поэме Блока Двенадцать

А.А. Блок желал быть связанным с революцией, которая была судьбоносным событием для страны, с возможностью обновления всего мира, его духовного очищения. В поэме “Двенадцать” он выражает свою искреннюю веру в спасительность революции в целом. Поэма была написана на одном дыхании: Блок начал работу 8 января 1918 года, а 28 января уже закончил, после чего записал в дневнике: “Сегодня – я гений. Волны природы, жизни и искусства ревели, брызги поднимались над нами, как радуга. Я смотрел на радугу, когда писал “Двенадцать”.

Эти первые строки “Двенадцати” задают принцип всей поэмы: контраст черного и белого, старого и нового, тьмы и света, сатиры и героизма: “Черный вечер. Белый снег”. Контраст прослеживается и в системе образов (голодная собака как Иисус Христос), и в хронотопе, то есть во временной и пространственной структуре (позади – впереди), и в деталях (могучий шаг – нежный шаг), и в ритме стиха (в поэме звучат частушка, марш, романс). Россия – В дупло, в избу, в толстозадую! Эх,

Но все не так просто, как кажется. Уже в начальной строфе мы замечаем явную неустойчивость оппозиции, все шатается: “Ветер, ветер! / Человек не может стоять на ногах. / Ветер, ветер, ветер – / На всем Божьем свете!”. Границы между тьмой и светом хрупки. Неопределенность мира подчеркивается четырехкратным повторением слова “ветер”, строкой “No man can stand on his feet”. И эта всеобщая нестабильность становится лейтмотивом поэмы. Переход от универсальных, символических образов природы (ветер и снег) к конкретному человеку, обобщенному образу “все ходят”, представленному как скользкий – “гладкий” и “скользящий” – не случаен. Более того, ветер проходит “по всему миру Божьему”, то есть Россия символизирует весь мир. На русском лежит особая ответственность – устоять, не быть унесенным этим ветром, когда над всей землей “черное, черное небо”, а во многих людях “гнев, печальный гнев кипит в груди….”. Черный гнев, святой гнев…”. И поэтому трудно найти верный путь, правильный путь – путь “в безграничном стремлении”, путь “через кровь и прах”, к свету, к вере. Таким образом, уже в начале поэмы появляется ее главная тема – прекрасный образ борьбы между злом этого мира и добром. За историей любви – зарево “мирового пожара”, за Петроградской улицей – не только Россия, но и “весь Божий свет”, за двенадцатью красногвардейцами – все человечество. к тому же было знойно

Читайте также:
Смешное и грустное в комедии Н. В. Гоголя Ревизор: сочинение

В контексте темы святости и греха образ “двенадцати” особенно интересен. Эти отряды были сформированы петроградскими большевиками из рабочего класса и должны были стать силой для пролетарской революции. Как правило, Красная гвардия состояла из “надежных” людей, сливок рабочего класса. Но в этом стихотворении отличительным знаком каторжников является не столько авангард, сколько сброд, для которого “на спине должен быть бубновый туз”. Эти люди были подняты со дна бездны вихрем истории. И они приняли на себя всю тяжесть исторического возмездия, всю тяжесть платы за искупление грехов.

Критики считают, что Блок изначально пытался изобразить революцию “кошмарной и убийственной”. “Товарищ, осторожно! “, однако, нельзя игнорировать. Это революция, держи шаг! “, “Следуй за своей мечтой / Рабочий класс”. В их душах сплав забубенной удали и чувства революционного долга. На самом деле оба эти элемента не просто слиты, но и противостоят друг другу в героях, что вполне соответствует человеческой и социальной природе героев:

Как это было с нашими мальчиками?

В красной гвардии служить –

Служить в Красной гвардии –

Поддержите голову! П

Хорошо веселиться!

Теперь там будут грабить!

Дворяне нынче на свободе!

С одной стороны, кажется, что бойцы Красной Армии с Иисусом Христом во главе сравнимы с двенадцатью апостолами. Однако многие критики отмечают, что образ “двенадцати”, рассматриваемый в контексте демонического мотива, не может символизировать библейских героев, которые приносят Бога в мир. tank, som enhver Petersborger, der ikke h

Товарищ, держите оружие, не бойтесь! Они т

Мы должны пустить пулю в Святую Русь.

Эх, эх, без креста!

Кроме того, мораль красногвардейцев неоднозначна, когда речь идет о любви и ненависти, своего рода “параллели” между святостью и грехом. После убийства, совершенного на почве ревности, Петька восклицает: “Ах, какая вьюга! Спаси меня!” Здесь впервые появляется фигура, которая впоследствии получит имя Христа. “Золотой иконостас” не стоит вспоминать, советуют ему.

– Петька! Эй, не завирайся!

От чего вы спасены

Ты без сознания,

Подумайте, подумайте об этом тщательно….

Читайте также:
Авторское сочинение по рассказу В.Г. Короленко В дурном обществе: сочинение

Руки Али не в крови, в

Из-за Катькиной любви?

– Продолжайте делать революционный шаг!

Непокорный враг уже рядом!

Герои поэмы не сходятся во мнении, что привело к революции и что сделала кровь Кати, но они попеременно говорят обо всем. Петька больше не спотыкается, когда идет с ними. Безвозвратно разрешив свою личную драму, автор больше к ней не возвращается. Однако у читателя остается непреодолимое ощущение трагедии. В душе моей раздается: “Я все испортил, глупец. / Я все испортил в минуту слабости. ах!”. Внезапно по комнате эхом прокатывается стон: “Упокой Господи душу раба твоего / Скучно!”. Грубые утешения товарищей не могут помочь Петрухе восстановить его героический порыв: “И Петруха замедляет / Свои торопливые шаги”. Он смотрит вверх и снова весел”. Это веселье надуманно. Следующая глава начинается с фразы, наполненной вселенской меланхолией: “О, ты, горе-горе! / Скука, скука, смертная!”.

Так и образ Христа получает двойное истолкование. С кем он? Кого призван защитить? Некоторые обвиняли Блока в кощунственном святотатстве, свидетельствующем о том, что поэт «продался» новой власти, поставив Спасителя во главе революционеров. Другие увидели в Исусе вождя двенадцати красногвардейцев – «апостолов», который ведет их революционным путем. Они считали, что Блок воспевал величие и правоту «революции-бури», несущей возмездие старому миру. Несмотря на то, что герои поэмы идут в бой «без имени святого», «эх, эх, без креста!», дело, которое они вершат ради будущего всего человечества, право и свято. То есть Блок «освящает» именем Исуса революцию. Христос не напрасно идет «в белом венчике из роз», являющемся символом чистоты, святости, непорочности. Если «старый мир» являет собой зло, мрак, то силы, ему противостоящие, не могут не быть добрыми, светлыми, святыми. И это даже притом, что поэт не идеализирует своих героев. Коллективный портрет «двенадцати», этого отчаянного сброда, содержит в себе все крайности народной стихии – неуправляемость, бессмысленную жестокость. Однако за «гримасами» революции Блок видел ее величие. В статье «Интеллигенция и революция» читаем: «Что же вы думали? Что революция – идиллия? Что народ – паинька? что так «бескровно» и так «безболезненно» разрешится вековая распря между «черной» и «белой» костью. ». Христос в поэме становится заступником всех угнетенных и обездоленных, воплощением справедливости, символом революции. Доказательством данной мысли могут послужить строки из стихотворения Блока 1906 года «Ангел-Хранитель», в котором Христос шел «отмстить неразумным, кто жил без огня», кто унижал народ.

Читайте также:
Анализ рассказа М. Зощенко Нервные люди: сочинение

Поэт стремился отразить краткий переломный момент в жизни русского общества, когда размываются понятия святости и греха. Двенадцать красногвардейцев переходят от стихийных беспорядков (кульминацией которых становится убийство Катьки) к дисциплине и концентрации. Герои финала поэмы уже не угрожают ножами и не поют анархистские рабочие песни, а действуют более обдуманно. В последних главах звучит призыв: “Вперед, вперед, вперед, вперед, / Рабочий народ! В то же время поэма показывает, как история создается жестоким способом. Нет оправдания невинному кровопролитию (образ Катьки – тому пример). И как “бессмысленный и беспощадный” бунт Пушкина безжалостно и кроваво карается властью, так и народный бунт в поэме Блока неизбежно сменяется “могучими шагами” новой власти. Ибо страшнее самой жестокой тирании – бессилие, анархия.

«Тема святости и греха в поэме А. Блока «Двенадцать»»

Поэма Александра Блока “Двенадцать” была написана в первую зиму после Октябрьской революции. В стране постепенно укрепляется власть большевиков, возникают новые, ранее неприемлемые отношения между различными социальными слоями, в которых правда на стороне вчерашних рабочих, которые сотнями штыков и винтовок сражаются с подлой “буржуазией”.

Поэма “Двенадцать” ярко и реалистично изобразила события, происходившие в стране в то критическое время. В целом Блок восхвалял революцию за то, что она принесла народу лучшую жизнь, и в то же время указывал на ее негативные, греховные стороны: ненависть между людьми и их склонность к унижению, жестокости и даже убийству женщин.

Сюжет поэмы параллелен библейской легенде: образ Иисуса Христа, двенадцать учеников – двенадцать апостолов. Рождение Христа, учение Христа и первые двенадцать последователей Христа – все это положило начало новой эре. Новая эпоха, по выражению Блока, – это обновление общественного сознания. На смену языческим верованиям и жертвоприношениям богам пришла новая вера, связанная с необходимостью всеобщего равенства. Такое же обновление, по мнению автора, происходит и в России. С одной стороны, устаревший мир заслуживает уничтожения. Поэт рад, что на смену этому уродливому миру приходит нечто новое и, возможно, более совершенное. С другой стороны, это новое, которое появляется, в определенных деталях неотделимо от прошлого: Ω #5 – Перспективы будет перезапущен

Читайте также:
Смех - единственное честное лицо в комедии Гоголя Ревизор: сочинение

Злоба, грустная злоба

Черное зло, священное зло….а воскре

Две контрастные половины характеризуют реальный мир. Здесь и “мещанин на перекрестке”, и “голодная собака”, и публичный дом, и разврат офицера, и “разборка” с поножовщиной, и убийство офицера, и красота русской деревни как конкретные проявления действительности. Как поэт, По

Также “святое” начало революции было связано с идеей обновления. А для осуществления этого “святого” призваны двенадцать апостолов – красноармейцы. Но даже в этом случае они должны защищать революцию, защищая ее кровью, насилием и жестокостью. Через образ двенадцати красноармейцев Блок раскрывает тему кровопролития, насилия в период великих исторических перемен, а также тему вседозволенности. “Апостолы революции” якобы способны убивать, грабить, нарушать заповеди Христа, но без этого, по мнению автора, невозможно выполнить задачи революции. Кровь и хаос были для Блака путем к гармоничному будущему.

Вера Блока в победу кровавого греха выражена в поэме, в его исходе из кровавого настоящего в гармоничное будущее. Его образ символизирует не только веру автора в святость задач революции, не только оправдание “святой злобы” революционного народа, но и идею принятия Христом другого человеческого греха, идею прощения и надежду на то, что люди придут к его заповедям, к идеалам любви, к вечным ценностям. Красноармейцы идут рядом с Иисусом, проходя путь от свободы “без креста” к свободе со Христом.

Для духовно слепых “двенадцати” Христос невидим; они не могут видеть Его. Апостолы нового мира лишь смутно ощущают Его присутствие. Христианская община относится к Христу трагически амбивалентно. Они называют его “товарищем” и одновременно стреляют в него. Как Христа нельзя убить, так нельзя убить и свою совесть, свою любовь, свою жалость. Человек жив до тех пор, пока он испытывает эти чувства.

Несмотря на кровь, грязь, преступления, все “черное”, что несет революция, в ней есть и “белая” правда, мечта о свободной и счастливой жизни, за которую убивают и умирают ее апостолы. Призрачное появление Христа в конце поэмы у Блока – метафора высшего духовно-нравственного идеала человечества.

Вся поэма построена на контрастах: контрасты цвета, контрасты темпа и мелодии, контрасты в действиях персонажей:

Человек не может встать.

На всем Божьем свете!

И черное небо, и белый снег являются символами двойственности, существующей как в мире, так и в душе каждого человека. Как вихрь нарушает спокойное течение жизни, принимает глобальный характер, так и очищающая буря революции приносит с собой новые, несовместимые со всем устоявшимся порядком старого мира идеи. В революции также есть кровь, грязь, преступления, и Блок не пытается скрыть ее темную сторону. мир с благой вестью о возрождении человека к новой жизни.

Читайте также:
Вопрос греха и добродетели в романе «Преступление и наказание»: сочинение

В конце поэмы возникает, еще недоступное людям начало духовного обновления. В финале поэмы Христос воспринимается не как религиозная личность, не как фигура евангельской легенды, а скорее как символ начала новой эпохи. Этот образ явился автору неожиданно, и “вместо Христа должен быть

Того обновления, того просветления, которое прославил в своей поэме Александр Блок, на самом деле не произошло. Он не был удовлетворен революцией, о которой написано одно из самых примечательных стихотворений. Революция легла тяжелым бременем на русский народ и повлияла на ход истории на долгие годы вперед.

referat5vip.ru

Россия обречена на мучения,

Унижение, разделение, но она пройдет через это.

Эти унижения нового и -…

Поэма Александра Блока «Двенадцать» была написана в первую зиму после октябрьского переворота. В стране постепенно устанавливается власть большевиков, между представителями различных слоев общества возникают новые, совершенно недопустимые ранее отношения, когда правда оказывается на стороне вчерашних рабочих, ощетинившихся на подлых «буржуев» сотнями штыков и винтовок.
В поэме «Двенадцать» ярко и реалистично переданы события, происходившие в стране в то переломное время. Александр Блок, с одно стороны, воспевал революцию как способ перехода к лучшей жизни, но и показывал ее отрицательные, греховные стороны: ненависть людей друг к другу, их склонность к унижению, жестокости и даже к убийству женщин.

Сюжет поэмы параллелен библейской легенде: образ Иисуса Христа, двенадцать учеников – двенадцать апостолов. Рождение Христа, учение Христа и первые двенадцать последователей Христа – все это положило начало новой эре. Новая эпоха, по выражению Блока, – это обновление общественного сознания. На смену языческим верованиям и жертвоприношениям богам пришла новая вера, связанная с необходимостью всеобщего равенства. Такое же обновление, по мнению автора, происходит и в России. С одной стороны, устаревший мир заслуживает уничтожения. Поэт рад, что на смену этому уродливому миру приходит нечто новое и, возможно, более совершенное. С другой стороны, это новое, которое появляется, в некоторых деталях неотделимо от прошлого:

Гнев, грустный гнев

Черная злоба, святое зло.

Реальный мир разделен на две контрастные половины. Конкретным проявлением действительности является «буржуи на перекрестке», «голодный пес», публичный дом, офицерский разврат, «разборка» с ударом ножа, убийство офицера, поп и т. д.
В то же время, «святое» начало революции связано с идеей обновления. И претворять в жизнь это «святое» призваны двенадцать апостолов – красноармейцев. Им поручено великое дело – защищать революцию, хотя их путь лежит через грех – кровь, насилие, жестокость. С помощью образа двенадцати красноармейцев Блок раскрывает тему пролитой крови, насилия в период великих исторических перемен, тему вседозволенности. “Апостолы революции” оказываются способны убивать, грабить, нарушать Христовы заповеди, но без этого, по мнению автора, невозможно осуществить задачи революции. Блок считал, что путь к гармоничному будущему лежит через хаос, кровь.

Образ Христа в поэме олицетворяет веру Блока в преодоление кровавого греха, в выход из кровавого настоящего в гармоничное будущее. Его образ символизирует не только убежденность автора в святости задач революции, не только оправдание революционерами “святого зла”, но и идею принятия Христом чужого греха, идею прощения, надежду на то, что люди придут к его заповедям, к идеалам любви, к вечным ценностям. Иисус идет перед двенадцатью краснорукими на их пути от свободы “без креста” к свободе со Христом.

Читайте также:
Значение монолога Хлестакова в комедии «Ревизор»: сочинение

Духовно слепым “двенадцати” не дано видеть Христа, для них он незрим. Эти апостолы нового мира только смутно чувствуют его присутствие. Их отношение к Христу трагически двойственно: они окликают его дружеским словом “товарищ” и, вместе с тем, стреляют в него. Но Христа нельзя убить, как нельзя убить в себе совесть, любовь, жалость. Пока живы эти чувства, жив и человек.
Несмотря на кровь, грязь, преступления, все то “черное”, что несет с собой революция, есть в ней и “белая” правда, мечта о свободной и счастливой жизни, ради которой ее апостолы и убивают, и умирают. Значит, Христос, призрачно возникший в финале поэмы, является у Блока символом духовно-нравственного идеала человечества.

Цветовые контрасты, темп, метр, действия персонажей – все это играет на контрастах сюжета:

Мужчина не может стоять на ногах.

На всем Божьем свете!

В том, что происходит в мире, и в том, что происходит в каждой личности, есть двойственность. Страшный вихрь нарушает жизнь в мировом масштабе, очищающая буря революции вызывает новые идеи, несовместимые со всем, что установилось в старом мире. В то же время революция – это и кровь, грязь, преступление, Блок не скрывает ее черную сторону.исьма.

В конце поэмы – начало духовного обновления, которое еще не доступно людям. Христос, появляющийся в финале поэмы, воспринимается не как религиозная фигура, не как образ евангельской легенды, а как символ начала новой эры. Этот образ неожиданно возник в сознании автора, и “на месте Христа должен быть кто-то другой”. Но именно этот образ понятен всем, именно этот образ символизирует обновление.

Это было не то просветление или обновление, которое Александр Блок прославил в своей поэме. Об этой революции было написано одно из самых замечательных стихотворений, но оно не оправдало его ожиданий. Россияне на долгие годы отягощены этой революцией, которая предопределила развитие истории.

klassreferat.ru

Можно по-разному относиться к тому, что показал Блок в поэме «Двенадцать», к её геро-ям, к их миру. Можно соглашаться или не соглашаться с автором, но нельзя не признать, что эта поэма – великое произведение об одной из наиболее страшных эпох в истории России. Революция – это беспощадная схватка Бога и Дьявола за душу человеческую. По-эма «Двенадцать» – честнейшая попытка понять свою страну и свой народ. Не осудить, не оправдать, а понять. И именно в этом непреходящее значение А. Блока и его творчества.
Поэма о революции была написана поэтом через два месяца после того, как в Петрограде произошло вооруженное восстание. Он уловил «ветер», «страшный шум» времени, пере-ломный характер эпохи.
«Двенадцать» не поэтическая хроника, это поэма, в которой эпическое начало, изображе-ние событий и характеров составляет основу художественной структуры. В основе сюжета поэмы трагические события в любовном треугольнике Петруха – Катька – Ванька. Здесь всё необычно для А. Блока. И обращение к авантюрному, стремительно развивающемуся действию, и детальное изображение полупролетарской-полубосяцкой среды, и социально-историческое объяснение поступков героев.
Помимо внешнего, в поэме присутствует и другой смысловой и образный план. Все сю-жетные события, несмотря на их ощутимую предметность, протекают не только в реаль-ности, но и «на всем божьем свете», космосе, истории, оставляя в ней свой след, видный лирическому герою в философском ракурсе.
Поэтому наряду с социально-политическими деталями и оценками в поэме содержатся философские обобщения. Сквозь конкретику современности, благодаря особой фигуре автора, стоящего вне событий, над ними, просвечивает вечность, путь России.
В произведении присутствует конкретность в изображении исторического момента (канун разгона Учредительного собрания), детали, дающие представления о революционном Петрограде, реальные будничные сцены, характеризующие время. Но частный случай вы-водится в поэме за свои ограниченные пределы, становится основой философско-исторического обобщения. Повествование о красногвардейском дозоре, идущем по ули-цам революционного Петрограда, приобретает космические масштабы, выражает пред-ставления поэта о революции. Этому способствуют образы-лейтмотивы поэмы, система контрастов. Ветер, вьюга, пурга, снежная метель – образы, пронизывающие всю поэму. Они связаны с темой «мирового пожара в крови», с темой рожденного революцией очи-стительного огня, с идеей возмездия, с вырывающимися на простор творческими силами человека. Одним из основных мотивов, пронизывающих всё художественное пространст-во поэмы, является мотив святости и греха. Данный мотив связан с пониманием Блоком революции, её «музыки», с трагической сменой эпох, сломом старого и рождением нового.
Так, ветер выступает одновременно и как реальная сила природа, и как символ большеви-стской революции, разрушающей уклад жизни. Природа, как известно, в благих делах со-чувствует людям, а у Блока, напротив, вступает в противоборство с людьми. Вероятно, че-ловеческая цивилизация совершает что-то неладное, противоестественное законам обще-человеческого развития:
Черный вечер.
Белый снег.
Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер!
На всём белом свете!
Смена двух эпох приобретает колоссальные масштабы, жертвы переливаются за тысячи. «Свобода… без ареста» открывает широкие возможности «раскольниковым», считающим, что отныне им все дозволено. Недаром сразу же после строчки «Свобода эх, эх без креста» слышатся оружейные «трели» – «тра-та-та!» Тем более, что вседозволенность скреплена высокой благородной идеей избавления человечества от эксплуататоров:
Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем,
Мировой пожар в крови –
Господи, благослови!
Нравственная сторона взбунтовавшейся стихии погибла в своём зародыше. Убийство Катьки это ощущение ещё более усиливает. Тема святости и греха во всей полноте высту-пает в линии, которая связана с образом Христа:
Так идут державным шагом –
Позади – голодный пес,
Впереди – с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим.
Нежной поступью надвьюжной,
В белом венчике из роз –
Впереди – Исус Христос
Многие увидели в этом утверждение святости революции, но «кровавый флаг» усложняет ситуацию. Антитезой ему выступает «белый венчик из роз», который в католической тра-диции выступает символом Девы Марии. Сложным и многозначным является образ-символ голодного пса, который воплощает бессмысленный и беспощадный русский бунт, «мировой пожар».
Тема святости и греха, пронизывающая всю поэму, помогает передать поэту не только конкретно-историческое содержание, но и серьезные социально-философские противоре-чия происходящих событий.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: